Уроборос Московской биеннале

© 4th.moscowbiennale.rumoskwaПроект художника Т.В.Сантоша "Houndingdown" Гротескная масштабность, недюжинный размах и абсолютная несоразмерность человеку – самые распространенные ассоциации, возникающие у большинства здравомыслящих людей с городом Москва. Вопреки  здравому смыслу они же вызывают у меня легкое подобие восторженного трепета. Возможно именно потому каждая из четырех московских биеннале привлекала меня, прежде всего, тем, что она - московская, и уже только потом - биеннале. 

Несколько избитый и исчерпавший себя еще в ХХ веке формат регулярной мегавыставки на заданную тему оправдан тут местным колоритом, не оставляющим шанса приставке «мега» выглядеть хоть сколько-нибудь убедительно на всех смысловых уровнях. Никаких же художественных сенсаций от подобных проектов ждать, увы, не  приходится. В большинстве своем они интересны только для развивающейся локальной сцены, что доказывает довольно прохладное отношение местной художественной среды к проекту этого года.

Тем не менее, только что завершившуюся, продленную из-за своей популярности четвертую биеннале я ждала с особой надеждой с того самого момента, когда стало известно имя куратора. На сей раз им стал Питер Вайбель  - художник, куратор, теоретик и по совместительству директор одного из самых влиятельных мировых центров медиаискусства ZKM (Карлсруэ, Германия). 

А это могло значить только то, что биеннале будет – если  не во всем, то во многом – посвящена волнующему меня уже давно медиаискусству, которое использует новые технологии в качестве изобразительных средств, часто делая их темой произведений. 

На поверку оказалось, что темой проекта являются не сами медиатехнологии, а то, что можно делать с их помощью, а именно: участвовать в изменении нашего жизненного пространства, переписывая мир заново. Собственно, это куратор и призывает нас сделать. Несмотря на то, что для этого он пользуется не только проектами, созданными посредством новых медиа, но и обращается к творчеству художников, работающих в вполне традиционных техниках: живописи, фотографии, видео,  - сама тема, безусловно, инспирирована медиатеорией и ее базовыми постулатами. 

Сложно поспорить с тем, что «современность» всегда определяется технологиями своего времени. Именно они сегодня, как и сотни лет назад, определяют способ коммуникации между людьми, а значит, задают и формат жизненного пространства человека. Разница лишь в том, насколько быстро оно меняется под действием технологий. Когда-то на преобразования и укоренение их в сознании человека уходили столетия, совсем недавно - десятилетия, сейчас же окружающая действительность меняется молниеносно. 

Время, в котором нам посчастливилось родиться, зависит от технологий, как никогда ранее в истории. И именно их состояние и развитие не просто затрагивает или образует отдельные важные области жизнедеятельности, а меняет буквально все существующие: от экономики и политики до личного пространства каждого отдельно взятого человека. Именно этот «отдельно взятый человек», вооруженный сверхновыми устройствами, способен менять мир вокруг себя, присваивая ему уникальные смыслы. 

Такова пафосная риторика современности, взятая за основу Питером Вайбелем в главном проекте биеннале с красноречивым названием «Переписывая миры». Которая, кстати, не может не воскресить в памяти название главного павильона Венецианской биеннале 2009 «Создавая миры», куратором которого был Даниэль Бирнбаум. Тем не менее, разница кураторского подхода, скрывающегося за этим видимым сходством названий, очень серьезная. Она проливает свет на то, чем является сегодня фигура куратора и в чем, собственно, состоит суть его работы. 

Судя по проекту Питер Вайбель заходит на территорию искусства со стороны медиатеории, призывая переписывать миры и рассказывая об имеющихся возможностях это сделать. И, как это часто случается у медиатеоретиков, при этом использует художественную практику для того, чтобы продемонстрировать некоторые аспекты этой теории. Тогда как Даниэль Барнбаум говорит о специфической особенности на территории искусства создавать несуществующие миры, проигрывая альтернативные сценарии их развития. Он демонстрирует подход, который использует теорию, но превращает ее в чувственно-конкретный и доступный для восприятия образ – пользуясь магией, доступной исключительно сфере искусства. 

До того, как попасть на главную площадку Московской биеннале, я не видела ни одного проекта Питера Вайбеля ни как куратора, ни как художника, но читала его тексты в контексте медиатеории. И этот контекст выдавал в нем человека понимающего и чувствующего тенденции времени, умеющего их описать. Но вернувшись из Москвы и разочаровавшись в основном проекте биеннале, я начала читать его многочисленные интервью, где он позиционирует себя не как куратор и теоретик, а прежде всего как художник.  

Думаю, именно этот факт стал причиной того, что главный проект четвертой Московской биеннале оказался провальным. Ведь даже теоретизирующий художник – не является хорошим куратором. Это другая профессия. 

Хороший художник, выбирая для себя тему и последовательно работающий с ней, поступает так же, как теоретик: он находит проблемную болевую точку и работает с ней, делая явной и очевидной для зрителя. Иногда ему требуется для этого исследование, иногда достаточно емкого простого и внятного образа, воздействующего на зрителя. Если уж совсем все упростить, то окажется, что произведение для художника – это некая иллюстрация его мыслей по тому или иному поводу или отношения к той или иной проблеме.  

Профессия же куратора предполагает несколько другие отношения и с художественным материалом, и со зрителями. Куратор также является автором, но автором не иллюстрации, а – условно – целой книги. Он собирает работы, нанизывая их на единую нить теории, которую создает или воспроизводит, простраивает невидимые связи даже между совершенно разными работами. 

Точно так же, как книга не может состоять из одних иллюстраций – даже разбитых на сегменты, объединенные общей проблематикой, – кураторский поход с необходимостью предполагает цельную повествовательную конструкцию, где все произведения пребывают в особых взаимоотношениях, где все они объединены не только на формальном логическом уровне, но и на уровне чувственного восприятия.

Попадая в хорошо организованное пространство выставки, заглавная идея проекта, так или иначе, будет считана внимательным зрителем, а в голове появится цельный образ и общее понимание проблематики, даже без чтения экспликаций и постоянного возвращения к тексту. 

Но попадая в пространство центра АrtPlay или на 4 этаж ЦУМа, которые в этом году принимают главный проект биеннале, становится очевидным, что Питер Вайбель - художник и теоретик - проиллюстрировал свои идеи произведениями, совершенно не заботясь о том, как объединить их не в рамках теории, а в рамках пространства. В результате все они распадаются на отдельные части, которые даже при очень сильном желании невозможно удержать в голове. 

Представленные проекты превращаются в калейдоскоп из ярких, более крупных (весомых) или более мелких (незначительных) частей (имен), который случайным произвольным образом образует рисунок в голове у зрителя в зависимости от его  способностей и подготовки.
 
Не вижу смысла останавливаться отдельно на каждом из них, так как определенное представление о некоторых проектах может дать видеоэкскурсия Екатерины Деготь или краткий обзор московских событий моей коллеги Лизаветы Герман.

Вместо этого мне хотелось бы на примере Московской биеннале поразмышлять о самом феномене интереса к искусству или даже о феноменальном к нему интересе. Как сообщают компетентные органы, я была одной из 50 тысяч человек, посетивших главный проект биеннале в центре ArtPlay и одной из 20 тысяч, дошедших до ЦУМа. На протяжении всего пребывания на выставке мне было искренне интересно: кто все эти люди, которые вместе со мной переходят из зала в зал, пытаясь понять или просто глазея на диковинные объекты? Что заставляет их быть тут? 

Было очевидно, что кого-то ситуация забавляет (но ведь явно не настолько, как в 3D-кинотеатре), кого-то раздражает, кто-то откровенно скучал… Но все эти люди были тут не случайно. Сейчас они пришли на эту выставку и что бы они тут не увидели – они также придут и на множество других (благо, площадки для подобных проектов появляются в Москве как грибы после дождя).

По необъяснимым для меня причинам ходить на выставки искусства (даже без уточнения современное) – очень модно, хотя процент людей действительно понимающих их суть и содержание - бесконечно мал. 

Возможно, это потому что само слово ИСКУССТВО – независимо от того современное оно или преклонных лет – обладает завораживающим и манящим свойством, разрушить которое не в состоянии ни один ныне живущий художник или куратор. Возможно, именно это свойство и  лежит в основе способности современного искусства влиять на мир, переписывая его. 

Как факт я это осознала не сразу, а после того, как мама моей знакомой, которая очень редко интересуется искусством, попросила ее сфотографировать работу художника Ай Вейвея, которого незадолго до этого объявили самым влиятельным человеком в сфере искусства. И вот тут и стало ясно, что сколько бы мы снобистски не говорили о не понимающей искусство аудитории, сколько бы  не жаловались на зрителя, который ищет только развлечений, сколько бы не поднимали вопрос о невозможности массового поощрения критического искусства, – именно без этой, самой широкой и неподготовленной аудитории, оно лишится своего магического свойства, за которое так долго боролось весь ХХ век, прорываясь к реальности.

Ведь если подумать, то художник Ай Вейвей стал самым влиятельным человеком в искусстве отнюдь не из-за своего творчества, а благодаря миллионам людей, которые поддержали его и подписали петицию в его защиту. Вряд ли все эти люди сделали это потому, что они знали и ценили его искусство. Солидарность вызвал в них тот факт, что он художник и что он подвергся политическим репрессиям. И тут уже не важно, хорош он в искусстве или плох. Такая вот змея, которая поедает свой хвост.

 

Warning: session_write_close(): Failed to write session data (user). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/tmp/sessions_php54) in /sata1/home/users/cca/www/old.korydor.in.ua/libraries/joomla/session/session.php on line 676