Премия Малевича 2008. Отчет

© Алевтина Кахідзе
Алевтина Кахідзе та Володимир Бабюк. «Шлюбні домовленості. Частина 1». Перформанс за участі «Jaga Hupalo&Thomas Wolff»

Премия Малевича дала шанс широкой аудитории увидеть «живого» художника, не из 19 века на картинке, а живущего здесь и сейчас. Возможно, если премия не включала бы денежного вознаграждения, никто бы в сторону этого живущего художника и не оглянулся! 
Сумма денежного вознаграждения вызвала у широкой аудитории интерес и придала серезность роду занятий, называемого искусством. Сумма  денежного вознаграждения премии в 13 500 евро многими средствами массовой информации озвучивалась без пояснения какую часть из этой суммы (3 000 евро от Польского института в Киеве и 5 000 грн. от Фундации ЦСМ) художник мог потратить, как ему/ей заблагорассудится, а какая часть из этой суммы (5 000 евро от Института Адама Мицкевича в Варшаве и 50 000 грн. от фонда Арсения Яценюка Open Ukraine в Киеве) предполагалась для реализаций программы резиденции Центра современного искуства «Замок Уяздовский» в Варшаве.

Премия Малевича стала медийным событием, а мне лично выдался шанс поговорить с журналистами больше, чем когда-либо — и я говорила с ними о своих самых сложных для понимания проектах, спекулируя на временной популярности. [1]

Выбор жюри премии Малевича взволновал профессиональную среду и вызвал критику. Если бы мнение «дали премию за лояльность к определенным институциям» [2] не кочевало из одного издание в другое, я бы оставила его без комментария! Другими словами, популярность этого мнения вынуждает меня его прокомментировать.

Поэтому вот, что я по этому поводу думаю: моя «лояльность» к Центру Современного Искусства при НаУКМА, а потом Фундации ЦСМ (имелась в виду именно эта институция) верно подмечена, но, позвольте, эта лояльность — симптоматична! Всю свою творческую жизнь я делаю некоммерческие проекты, и поэтому симпатия к практически единственной институции на карте Украины с такой же миссией — очевидна, как и тот факт, что трава — зеленая! А мой последующий рассказ о том, какие проекты я сделала в Польше, — своего рода отчет на ту же тему: как я отдавала свою лояльность другой некоммерческой институции, в частности, Центру современного искусства «Замок Уяздовский», в котором провела 3 месяца своей жизни — именно это происходит, когда художник участвует в программе резиденции.

Сразу объясню свою жажду отчитаться. Размер денежного вознаграждения – прецедент в украинском контексте, поэтому мой отчет уместен.

Итак, финализация моей резиденции в «Замке Уяздовском» — 15 мая 2010, фестиваль «Ночь в музее».

Триста метров ткани моего дизайна, напечатанной в городе Лодзь, раздают безвозмездно практически за час. Всем желающим всего лишь нужно было заполнить анкету, следующего содержания:

«Я хочу ___ м ткани дизайна Алевтини Кахидзе (с витринами Mexx, Guess, Home Concept store, Zara, Roeckl, Tru Trussardi, Tommy Hilfiger, Edo Rambaud, Boconcept, Armani Jeans, Duka, Villeroy&Boch, Kartell, Sand, Sia, Aquanova, Noa Noa, Norrgavel, Natuzzi, Rebecca, Louis Vuitton, Swarovski, Filippa K, Hugo Boss) 

Я хочу эту ткань потому что:
мне нравятся рисунки ___
мне нравится текст ___
мне нравится рисунки и текст ___
другое ___»

Перформанс «Брачные договоренности, часть 1».
Для этого перформанса я предложила своему мужу подстричься у самых известных стилистов в Варшаве! С моей стороны было только одно условие: результат вмешательства стилистов — наши стрижки — должны быть максимально оди-на-ко-выми! Мой муж дал согласие, а обворожительная Яга Хупало сделала это феерично.
 
Перформанс «Брачные договоренности, часть 2».
Среди посетителей стильного ресторана «Кухня Артистична» мой муж и я (с прекрасно подстриженными и уложенными волосами, что делает нас абсолютно естественными в этом месте) отвечаем на вопросы Войтека Жемильского о том, как нам удается жить вместе. Напомню, мой муж—инженер и бизнесмен—не имеет прямого отношения к современному искусству. Наш разговор могут прослушать (подслушать) все желающие (ужинающие) в ресторане через наушники с польским переводом. 

На производство ткани было потрачено 10 800 злотых (печать ткани – 10 400, допечатная подготовка — 400 злотых). На перформансы — 3 850 злотых (проезд моего мужа в Варшаву—1 360 злотых, оплата синхронного перевода  — 1 700 злотых, другие расходы — 790 злотых).

Всего было перечислено от института Адама Мицкевича на реализацию резиденции – 5 000 евро (19 400 злотых в соответствии с курсом 3.85 — 3.91 в период февраль-май 2010). Сумма в размере 4 750 злотых все еще на моем счету, я потрачу ее на проекты, связанные с украинским или польским контекстом в ближайшее время. 

Чувствую внутреннюю потребность озвучить весомые аргументы в пользу сделанных проектов:

Идея безвозмездной раздачи ткани виделась мне созвучной моей философии: моя собственная философия о потребительской культуре была в тексте, а мои рисунки – то, к чему она должна применяться. Та ткань не должна была быть в музее или в галерее, а использоваться в самых частных целях – пойти на подушки, шторы, платья… То есть, ее нужно было раздать. Что я и сделала. 

Кстати, продавать ткань просто нельзя, поскольку все нарисованные бренды «встали бы на дыбы», защищая свои авторские права на логотипы. Мне еще больше нравилось в этом контексте раздавать ткань… 

Есть еще один аспект этого проекта, на который я бы хотела указать: в безвозмездной раздаче ткани, напечатанной отчасти за польские деньги, я вижу одну из форм символичного «возврата» (в виде материального и духовного одновременно) польским налогоплательщикам, имеющее непосредственное отношении к финансированию таких институций, как Польский институт, Институт Адама Мицкевича, Центр Современного Искусства «Замок Уяздовский».

«Брачные договоренности, часть 1, часть 2». Для этих двух перформансов важно было создание контекста: в начале своего пребывания в Варшаве я прочитала лекцию, в которой анонсировала эти перформансы и описала контекст, в которых они должны состоятся. Я заострила важность подготовительной работы, которая, по сути, была частью перформансов — без согласия моего мужа на участие они бы не состоялись. В первой части этого перформанса ему предстояло пройти через покраску волос и декоративный грим [как и мне], то есть, не было скидки на то, кто мужчина, а кто женщина. Мы получили абсолютно одинаковый спектр услуг. Во второй части перформанса мой муж согласился публично отвечать на вопросы о нашей совместной жизни: Какой мой следующий художественный проект, как он его понимает? Кто больше зарабатывает? У кого больше обуви? Тот престижный, модный, дорогой ресторан был выбран не случайно, в первую очередь, из-за аудитории, которой мне хотелось артикулировать дискурс нашей беседы. 

Если говорить об этих двух перформансах в свете раз уже упомянутой ответственности за деньги налогоплательщиков, то диапазон дискурсов в перформансах, важный как для польского общества, так и для украинского: скрытая, но существующая патриархальность; маргинальность современного искусства с позиции тех, кто это искусство производит; и, наконец, разобщенность интересов, взглядов, убеждений между сферами такими, как бизнес и искусство.

Все перечисленное выше я не смогла бы сделать, если бы не часть премии Малевича — грант от фонда «Open Ukraine» в размере 50 000 гривен (из которых был уплачен налог в размере 6 227 грн.) на реализацию резиденции: проезд, страховка и проживание в другой стране, другими словами, — суточные. 

Кстати, что же такое участие в программе резиденции для художника с суточными? Художнику дается уникальная возможность не думать, как заработать ту минимальную сумму (где-то), чтобы содержать себя во время резиденции, а использовать каждую минуту этого времени для новых идей и стратегий. 

Размер суточных от «Open Ukraine», на мой взгляд, был королевский, можно было каждый день обедать в ресторане, но это не та жизнь, которой я живу. Поэтому часть этой суммы я потратила в соответствии с нуждами моих художественных стратегий: я позволила себе слетать в Стокгольм на художественную ярмарку Supermarket, посвященную некоммерческому искусству, сделав промоцию своей частной резиденции в Музычах; съездить в Лодзь (чтобы представить славу этого города, где в прошлом печатали километры ткани); запустить свой собственный сайт, отредактировать давно написанные тексты проекта “Справжня Алевтина» и перевести их на украинский и польский языки; взять уроки английского.


Алевтина Кахидзе – закончила Национальную академию изобразительного искусства и архитектуры, получила последипломное образование в Академии Яна Ван Эйка (Нидерланды). Лауреат премии им. Казимира Малевича (2008). Живет и работает в Музычах Киевской области


Примечания:

[1] Премія ім. Казимира Малевича заснована 2008 року з нагоди 130-річчя від дня народження митця. Премія, ініціатором котрої став Польський Інститут у Києві, - свідчення пам'яті та визнання Казимира Малевича - митця польського походження, котрий народився у Києві в Україні. Премія ім. Малевича вручається раз на два роки митцеві віком до 40 років, який/а народився/лася в Україні, незалежно від актуального місця перебування, за його/її внесок у розвиток сучасного мистецтва, з особливим наголошенням на: якість, майстерність, досягнення, значущість.

Фінансовий аспект премії ім. Казимира Малевича. Створення премії стало можливим завдяки співпраці польських та українських установ та організацій. Переможець отримує: грошову винагороду y три тисячі євро/3000 EUR/ від Польського Інституту у Києві; резиденцію у Центрі Сучасного Мистецтва „Уяздовський Замок" у Варшаві /протягом трьох місяців у 2009 році/; ґрант до п'яти тисяч євро /5000 EUR/ від фонду "Open Ukraine" для реалізації резиденції у ЦСМ „Уяздовський Замок"; ґрант до п'яти тисяч гривень /5000 UAH/ від Фундації Центр Сучасного Мистецтва у Києві для реалізації резиденції у ЦСМ „Уяздовський Замок"; ґрант до п'яти тисяч євро /5000 EUR/ від Інституту Адама Міцкевича у Варшаві для реалізації резиденції у ЦСМ „Уяздовський Замок".

Вперше премію було вручено у грудні 2008 року міжнародним журі, до складу котрого входили куратори, критики, професійні менеджери мистецтва, запрошені організаторами /5 осіб/:Єжи Онух - директор Польського Інституту у Києві (Польща) - голова журі;?Моніка Шевчик - директор галереи “Арсенал” в Бялистоку (Польща); Войцєх Круковський - директор ЦСМ „Уяздовський Замок" (Польща);?Наталя Філоненко - куратор (Україна);?Юлія Ваганова - директор ЦСМ при НаУКМА (Україна).

[2] “Негативно оцениваю присуждение премии Малевича Алевтине Кахидзе. С моей точки зрения странно, что человеку дали премию за лояльность к определенным институциям. Если в Украине нет молодого художника интереснее, чем Алевтина Кахидзе, то я готов съесть свою шляпу”.
Максим Мамсиков, художник. "Українська Правда. Життя"

“…Хтось на врученні Малевича влучно підмітив, що премію вручили за інституціональну лояльность. Теж показник…”
Альманах про сучасне мистецтво “Кінець Кінцем”, 2009, с. 105.


Тканина, польська версія, 2010. Фестиваль “Нічь в музеї”, ЦСМ “Замок Уяздовський”: “Якщо дивитися на вітрини магазинів із відстані, блискучі товари перетворяться на зірки! А зірки належать і тобі, і усім, і нікому”. Переклад на польську: Йоанна Варша, ЯсьТканина, польська версія, 2010. Фестиваль “Нічь в музеї”, ЦСМ “Замок Уяздовський”: “Якщо дивитися на вітрини магазинів із відстані, блискучі товари перетворяться на зірки! А зірки належать і тобі, і усім, і нікому”. Переклад на польську: Йоанна Варша, ЯсьТканина, польська версія, 2010. Фестиваль “Нічь в музеї”, ЦСМ “Замок Уяздовський”: “Якщо дивитися на вітрини магазинів із відстані, блискучі товари перетворяться на зірки! А зірки належать і тобі, і усім, і нікому”. Переклад на польську: Йоанна Варша, ЯсьТканина, польська версія, 2010. Фестиваль “Нічь в музеї”, ЦСМ “Замок Уяздовський”: “Якщо дивитися на вітрини магазинів із відстані, блискучі товари перетворяться на зірки! А зірки належать і тобі, і усім, і нікому”. Переклад на польську: Йоанна Варша, ЯсьТканина, польська версія, 2010. Фестиваль “Нічь в музеї”, ЦСМ “Замок Уяздовський”: “Якщо дивитися на вітрини магазинів із відстані, блискучі товари перетворяться на зірки! А зірки належать і тобі, і усім, і нікому”. Переклад на польську: Йоанна Варша, ЯсьТканина, польська версія, 2010. Фестиваль “Нічь в музеї”, ЦСМ “Замок Уяздовський”: “Якщо дивитися на вітрини магазинів із відстані, блискучі товари перетворяться на зірки! А зірки належать і тобі, і усім, і нікому”. Переклад на польську: Йоанна Варша, ЯсьТканина, польська версія, 2010. Фестиваль “Нічь в музеї”, ЦСМ “Замок Уяздовський”: “Якщо дивитися на вітрини магазинів із відстані, блискучі товари перетворяться на зірки! А зірки належать і тобі, і усім, і нікому”. Переклад на польську: Йоанна Варша, ЯсьТканина, польська версія, 2010. Фестиваль “Нічь в музеї”, ЦСМ “Замок Уяздовський”: “Якщо дивитися на вітрини магазинів із відстані, блискучі товари перетворяться на зірки! А зірки належать і тобі, і усім, і нікому”. Переклад на польську: Йоанна Варша, ЯсьТканина, польська версія, 2010. Фестиваль “Нічь в музеї”, ЦСМ “Замок Уяздовський”: “Якщо дивитися на вітрини магазинів із відстані, блискучі товари перетворяться на зірки! А зірки належать і тобі, і усім, і нікому”. Переклад на польську: Йоанна Варша, ЯсьАлевтина Кахідзе та Володимир Бабюк. «Шлюбні домовленості. Частина 1». Перформанс за участі «Jaga Hupalo&Thomas Wolff»Алевтина Кахідзе та Володимир Бабюк. «Шлюбні домовленості. Частина 1». Перформанс за участі «Jaga Hupalo&Thomas Wolff»Алевтина Кахідзе та Володимир Бабюк. «Шлюбні домовленості. Частина 1». Перформанс за участі «Jaga Hupalo&Thomas Wolff»Алевтина Кахідзе та Володимир Бабюк. «Шлюбні домовленості. Частина 1». Перформанс за участі «Jaga Hupalo&Thomas Wolff»Алевтина Кахідзе та Володимир Бабюк. «Шлюбні домовленості. Частина 1». Перформанс за участі «Jaga Hupalo&Thomas Wolff»Алевтина Кахідзе та Володимир Бабюк. «Шлюбні домовленості. Частина 1». Перформанс за участі «Jaga Hupalo&Thomas Wolff»

Warning: session_write_close(): Failed to write session data (user). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/tmp/sessions_php54) in /sata1/home/users/cca/www/old.korydor.in.ua/libraries/joomla/session/session.php on line 676