Реставрация вещественности


Как кураторы МУХ не стремились сделать групповую выставку 2011 года ультрасовременной, отобрав работы «по последнему слову техники», но их выбор, на мой взгляд, показал обратное, а именно тенденцию культурного торможения в современном обществе в целом и реставрацию вещественности в искусстве в частности. Впервые увидев работы конкурсантов МУХи-2011, невольно отметишь для себя обилие предметности. Фактаж окружающей нас действительности запечатлен статично в работах Ульяны Быченковой и Никиты Наслимова; у Алексея Гнеденко – как видеоряд «движения микрочастиц и движения макрообъектов», у Романа Процюка и Татьяны Щегловой – в качестве частей человеческого тела, «изъятых» у субъекта. Художники словно стремятся передать некий тайный порядок, мир, всегда ускользающий от обыденного взгляда.

Подобный художественный интерес весьма симптоматичен и отражает, на мой взгляд, обратный ход маятника культурного развития. Пример отобранных произведений искусства демонстрирует изменение вектора художественных устремлений с деконструкции социальных стереотипов и критики социальных отношений на экзистенциональную область повседневности, на поиск самобытности предметов и отношений каждодневной жизни. Именно поэтому данный вектор арт-экспериментирования я склонен определять как «предметный экзистенциализм».  Вопрос о смысле бытия окружающих нас предметов и, безусловно, собственного существования традиционно построен на активности вопрошающего субъекта. В противоположность этому молодые украинские художники пытается осмыслить бытие «из самого бытия», выяснить, как реализуется открытость самого бытия. В связи с этим центральными для МУХи-2011 становятся проблемы: эстетики повседневного, саморефлексии и отношений с окружающей и облачающей действительностью.

Заимствования из философской терминологии отнюдь небеспочвенны, тем самым я хотел бы подчеркнуть глубокий онтологический посыл представленных работ. При всей кажущейся простоте явственна высокая интеллектуальная проработка проектов и развитое концептуальное чутье их авторов. Так, проигрываются основные понятия и тезисы «эстетики» Иммануила Канта, феноменологии Эдмунда Гуссерля и Мартина Хайдеггера. Поэтому работы вышеупомянутых авторов обладают большой долей идеографичности, в смысле их способности изобразить целые системы понятий и, главное, явлений жизненного мира. Приступая к анализу процесса познания, Кант исходил из того, что существует независимый от сознания людей внешний мир, мир «вещей в себе», который является источником наших ощущений. В этом мире, как считал немецкий философ, находятся Бог, душа и свободная воля. 

Цель же художественного познания в «предметном экзистенциализме» — не создание или уточнение системы представлений о духе и воле, а поиск гармонии в самом естестве окружающих вещей. Так, например, для Ульяны Быченковой в проекте «Разоблаченность» открытие бытия Вещи одновременно оказывается актом самооткрытия, тогда как для зрителя оно формирует в сознании требование личностного обновления. 

Любование разбросанными вещами, более того разбрасывание вещей в захламленной комнате – ситуация хорошо известная каждому, переживающему душевный слом и негодование. Тогда подобные работы – это акт одновременно рефлексивный и волевой, это результат трансгрессивного напряжения, скачка и психологического очищения.  Импульс мировоззренческого формирования в работах молодой харьковской художницы очевиден, методологически он проистекает в фарватере тем обыденности, повседневности, культа повседневного, его фетишизации, приобретая, таким образом, качество художественного терапевтическое воздействия.  Подобные интенции характерны и для Никиты Наслимова в работах «Рулончик» и «Ведро». У обоих авторов схожа также техника воплощения идеи – вещи, практически, застигнуты врасплох. Художники, таким образом, действуют на границах криминологии, философии жизни и, конечно, живописи. 

Такая техника создает иллюзию живых предметов, не выводя их за пределы мира картины. В предметном экзистенциализме, балансируя между сюрреализмом и концептуализм, логика изображения «главных героев» открыто отрицает человеческую пластику и выразительность. Вещи словно проживают свою жизнь по законам, которые выводятся из их предметной действительности, а не замысла их создателя или законов природы. Таким образом, вещам, которые, например, «оживляет» Быченкова, есть что рассказать, потому что в них присутствует «история жизни», которая сформировала их как индивидуальность. Именно это выводит работы молодой художницы в ранг оппозиции относительно ситуации, сложившейся в обществах с развитыми рыночными отношениями, в которых процветает «одноразовая культура»: вещи часто выбрасывают и покупают новые, что стимулирует рынок, однако отбирает у предметной среды определенную долю «жизни», заменяя ее функциональным дизайном.

Поэтому одним из проявлений культурного торможения я считаю явление эмансипации предмета, превращение его в субъекта повседневности, который в противовес серийности, массовости товара, обладает индивидуальностью и достойный человеческого уважения. Наряду с подобной «реставрацией предметности» среди молодых художников проявляет себя интерес к эстетике и поэтике «найденной» реальности (как в физической, так и в цифровой ипостасях).

Поиском эстетики там, где человек привык видеть лишь функциональность и практичность технологии заняты также Георгий Потопальский, Евгений Ващенко в своем проекте «ALGORITHMORGANISM», TENPOINT - проект Максима Побережского и Алексея Тищенко, киевских видеохудожников, авторов проекта «Flat».  По существу эти арт-группы не предлагают нечто революционно новое, их проекты – это современная, «технологическая», интерпретация привычного для искусства предмета анализа – прекрасное вещественности. 

Другое вопрос, что сама природа вещественности изменилась. Современность снабжает художника новыми формами «овеществления» и цифровым материалом для работы, но принцип остается тем же, а художник, как и прежде, прекраснописец.  Попыткой уловить эстетику современности, ее цифрового измерения, также занят Андрей Сигунцев. А свою авторскою технику эстампа Василий Савченко при работе с более традиционным материалом напрямую связывает с раскрытием невидимых ранее структур, «выходя за границы пустоты». У Сороковой Анны теперь уже бумага проявляет замысловатый клондайк значений и широкий диапазон для дизайнерского применения.

Встреча человека с вещами, при которой вещи таким образом выявляются и «приводятся к образу» (изображаются) в их бытии, что это позволяет им оставаться в тех измерениях, в которых они сами себя показывают: раскиданные вещи у Быченковой, например, остаются нетронутыми и предстают в своем девственном и очень сложном порядке. Такая позиция радикально отлична от того способа раскрытия сущего, в котором сущее получает свою определенность на основе полезности для человеческого «действия», социального благополучия групп-меньшинств или политического движения – основы социально и политически ориентированного искусства. 

Таким образом, современные изыскания молодой генерации украинских художников демонстрируют возрастающий интерес к вопросам онтологии предметной реальности и эстетике структур и алгоритмов, порождаемых цифровыми технологиями. «Предметный экзистенциализм» знаменует тенденцию культурного торможения и поворота современного искусства к темам и вопросам если не далёких, то по крайне мере косвенно затрагивающих мейнстримовое на сегодняшний день предметное поле социально-критического, провокационного искусства. Зритель в этом случае выступает не столько в роли сообщника некоего коллективного действия или непосредственного объекта воздействия, но скорее свидетелем явления невидимой до этого данности. Не соучастником экспрессивного акта преобразования действительности, а наблюдателем осторожного проникновения в посюсторонний фантастический мир каждого дня.

Анна АлпатьеваУльяна Быченкова "Разоблаченность"Ульяна Быченкова "Разоблаченность"Алексей Гнеденко "fast vs slow"Никита Наслимов "Рулончик", "Ведро"Ujif_notfound & V4W.ENKO "ALGORITHMORGANISM"Роман Працюк & Татьяна Щеглова "Hidden"Андрей СигунцовАнна Сорокова "Paper Wall"Василий Савченко "Микропорталы в микрореальность"

Warning: session_write_close(): Failed to write session data (user). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/tmp/sessions_php54) in /sata1/home/users/cca/www/old.korydor.in.ua/libraries/joomla/session/session.php on line 676