Показательные выступления на арене истории

© Сollection Gallery

Считается, что любой, сложившийся в искусстве стиль, подходя к своему историческому завершению, переживает стадию маньеризма, которая фиксирует кризисные тенденции и упадок. Как правило, они выражаются в несоответствии художественного языка изменившемуся мироощущению и в неспособности искусства старыми методами решать новые стоящие перед ним проблемы. Маньеризм – почти всегда беззубый, искусственный и бутафорский – является подведением итогов эпохи, знаком того, что нечто новое, даже если оно еще не получило своего названия и не оформилось в целостное явление - уже родилось и, скорее всего, переживает стадию своего становления. 
Жизненный цикл искусства постмодернизма в этом смысле ничем не отличается от всех предшествующих этапов. Мне сейчас сложно судить о том, когда и в каком виде это произошло/происходит в масштабах мирового искусства, но в том, что касается нашей локальной сцены, ситуация очевидна: закат явления, ставшего знаковым для всего украинского искусства, происходит здесь и сейчас, в режиме реального времени.

Вполне понятная и закономерная ситуация не была бы столь драматичной, если бы не одно примечательное обстоятельство. Все дело в том, что, размышляя о стадиальном развитии художественного процесса, укладывая его хроники в сухие схемы и обозначая периоды, мы привыкли, что делают революционные изменения, служащие точкой отсчета, – одни художники, возводят в абсолют и делают заметным явление – другие, а уводит его со сцены – третье поколение творцов.

Положение дел, сложившееся в нашем искусстве, несколько озадачивает своим несоответствием вышеописанному стереотипу.  И тут можно делать множество предположений, почему так происходит: либо время сократилось и мир меняется слишком быстро, либо нашему искусству для того, чтобы поравняться с мировыми процессами, довелось ужаться, принеся в жертву преемственность. Но факт остается фактом: все три стадии украинского искусства постмодернизма целиком и полностью вынесло на своих плечах одно поколение художников. И в настоящий момент в Киеве происходят две выставки некогда выдающихся реформаторов, а сейчас, хоть и талантливых, но ретроградов Арсена Савадова («Бегство в Египет», галерея Коллекция) и Василия Цаголова («У страха глаза велики», PinchukArtCentre). 

Обе выставки целиком и полностью состоят из живописных полотен. Я не стану затрагивать тему формальных достоинств и недостатков обсуждаемых работ, поскольку профессионализм художников не оставляет места для сомнения в осознанности выбранного ими языка. Но само возвращение художников к традиционному медиуму и попытка на его территории повторить то, что уже было ими однажды сделано в 90-х при помощи других медиа, - выглядит как шаг назад, свидетельствующий о том, что прежние революционеры расслабились, успокоились и готовы почивать на лаврах. Обращение к технике «холст, масло» не является тут для них жестом, а стремление к повествовательности, пусть и постмодернистского толка, сводит на нет все попытки вывести эту живопись на уровень решения актуальных для нее сегодня проблем, связанных с определением границ видимого. 

Если попробовать закрыть глаза на личную мифологию авторов и отрешится от магии имени, то сами их произведения никак не вписываются в актуальную проблематику современного нам искусства. Ни тема, ни художественный язык, ни способ подачи ничего тут не отсылает к нашему с вами времени (напомню, что это второе десятилетие ХХІ века) и тем вопросам, которые оно поднимает в искусстве, задачам, которые оно перед ним ставит.
 
Отвлеченные размышления о судьбе человечества оформляются у Арсена Савадова в абсурдистские визии в духе постмодернистского коллажного сознания, где старое соседствует с новым, реальное с вымышленным, а смысл всего этого можно усмотреть только переходя по ссылкам при условии, что они куда-то ведут. Пустота, сквозящая через многозначность савадовских образов, не оставляет зрителю шанса на инакомыслие, художник выносит приговор и самостоятельно приводит его в исполнение. Весь проект Арсена Савадова даже не подразумевают диалог и присутствие Другого, художник целиком замкнут на самом себе, на самолюбовании и размышлениях о своем месте в искусстве и месте своего искусства в истории. 

Констатация очевидного и безаппеляционность, с которыми смонтирован весь проект, противоречат основной стратегии современного искусства, которое культивирует роль и значение зрителя, делая его элементом реализации художественной программы. Само название проекта и его заглавной работы «Бегство в Египет» создает характерный для постмодернистского высказывания когнитивный диссонанс: отсылая нас к евангельскому сюжету, оно входит в очевидное противоречие с политическими реалиями сегодняшнего дня, но дальше этого противоречия мысль не уходит, будучи пустотелой, она так и остается на поверхности смысла. 

Постмодернизм как художественное явление исчерпал себя не в последнюю очередь именно из-за этой своей  неспособности продуцировать ответы. Ведь он не только не дает оформленных ответов, как это делало классическое искусство, но даже не оставляет надежды на их присутствие. Сегодняшнее искусство выгодно оттеняет опыт постмодернизма, оно по-прежнему не озвучивает готовых формул, но способно стимулировать критическое мышление, позволяющее зрителю самостоятельно выбирать необходимый ему образ мысли.

Василий Цаголов в своем проекте оказывается более честным, чем его коллега по цеху. Он не замахивается на классическую традицию, не устраивает показательных выступлений на арене истории, а целенаправленно и более чем осознанно работает с лежащими на поверхности темами сегодняшнего дня. Прибегая к своему излюбленному приему постмодернистской иронии, он создает свои работы на тему человеческих страхов. Так же, не слишком заботясь о глубине содержания, художник очень последовательно и злободневно  иллюстрирует избранную им тему. Все смыслы перед нами – они вынесены на поверхность и так же, как и у Савадова, не оставляют места для диалога. 

В существовании двух этих проектов больше всего меня удивляет понимание того факта, что именно их авторы принадлежат к поколению радикальных реформаторов, сумевшему всего двадцать лет назад своим искусством оживить окружающую художественную действительность, стимулировать ее движение и развитие. Но главный парадокс заключается в том, что сами они так и не смогли заметить, осознать и почувствовать привнесенные ими изменения.

Молодое поколение художников, которое никак не могло бы появится без всех преобразований и опыта своих предшественников, сегодня представят нам совершенно иной комплекс задач, стоящих перед искусством, с которым они лучше или хуже, но справляются. Это искусство совсем другое, оно стремится к прозрачности, артикулированности, внятности, оно работает с живой тканью реальности, критически осмысляет процессы, происходящие здесь и сейчас в конкретных исторических условиях, оно смещает акценты, проявляя в повседневности неочевидные, скрытые схемы, с тем, чтобы внести ясность и призвать зрителя к самостоятельным поискам смысла. 

Новое искусство крайне субъективно, ведь часто, как в перформансах Алевтины Кахидзе, говорит от первого лица. Но через эту на первый взгляд поверхностную субъективность проблематизируется целый комплекс проблем и вопросов, накопившихся как к истории искусства, так и к окружающей нас действительности, но задать которые, надеясь получить ответ, возможно исключительно на территории искусства.

Невозможно с уверенностью судить о том, что именно является причиной такого нежелания художников старшего поколения изменять однажды выбранному курсу, стараясь быть адекватными новым задачам времени. Но история действительно знает очень мало людей, способных не останавливаться на достигнутом и многократно пересматривать свои изобразительные и выразительные стратегии на протяжении творческой жизни. С другой стороны, та же история ни для кого не делает исключений, и любое явление в искусстве  обязательно должно пройти все стадии – от зарождения до упадка, даже если весь этот цикл реализуется в рамках одной человеческой жизни.

Фото на головній сторінці: Сергій Іллін, PinchukArtCentre.


Warning: session_write_close(): Failed to write session data (user). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/tmp/sessions_php54) in /sata1/home/users/cca/www/old.korydor.in.ua/libraries/joomla/session/session.php on line 676