This is the Show

© Zinaida Starodubtseva972023 10200365871888888 561882823 n copy В конце июля закончилась Вторая московская кураторская летняя школа, которую второй год подряд организовывает известный российский куратор Виктор Мизиано при поддержке V-A-C Foundation. Подавая заявку, я не ожидала, что из меня сделают высокопрофессионального куратора, который сможет сходу делать великие и величественные выставки. Но, пообщавшись с украинскими и российскими выпускниками первой школы, я удивилась, что в школе отсутствовал, как мне казалось, очень важный лекционный пласт – информация о том, кто такой куратор, история кураторства, границы компетенции куратора, методологии и подходы работы с художниками, основы арт-менеджмента и фандрейзинга и т.д.  

Вторым моментом, удивившим меня, было то, что по окончании школы выпускников не обязывали представить финальный проект (естественно, в рабочем варианте). Как тогда вообще можно оценить усвоение материала студентами школы? – недоумевала я. Итак, еще в Киеве я подготовила список вопросов к Виктору Мизиано.  

Прибыв в Москву, слушатели сразу же окунулись в более чем интенсивный процесс: занятия длились с 10:30 утра до 19:00 вечера с понедельника по субботу. Нашими лекторами были маститые и начинающие кураторы, художники, историки и социологи искусства, философы, культурологи из Бельгии, США, Италии, Словении, Голландии, Казахстана, Литвы, России и Украины. Вечером проходили закрытые воркшопы с Raqs Media Collective из Индии, педагогическая методология которых во многом и по окончании школы осталась для меня неясной. В свободное время, которого, как вы понимаете, было немного, мы с нашими лекторами посещали открытия выставок, публичные лекции и культурные институции.

При том, что на лекциях мы получили широкий спектр информации и каждый мог взять то, что необходимо в профессиональном плане, многие участники школы отмечали, что произошел определенный перекос в сторону social based art, несмотря на то, что заявленной темой школы была “This is the Show and the Show is Many Things”.

Свои вопросы и сомнения я, наконец, смогла озвучить в последний день школы, поговорив с Виктором Мизиано и коллегами-выпускниками.

Янина Пруденко: Что Вы думаете о финальных проектах участников школы? Довольны ли Вы как куратор результатами школы?

Виктор Мизиано: Я не доволен тем, что у меня нет определенных критериев для оценки результата. Я как раз размышляю о том, какие коррективы можно внести в дальнейшем в организацию всей программы. С одной стороны – все выстроено в формате лекций и это, я считаю, оправданно, поскольку на нашей территории пока не хватает информации о кураторстве, существует целый комплекс идей, который сюда пока не проникает. И, собственно говоря, я специально выбираю темы для школ, чтобы раскрыть для молодых людей какие-то иные перспективы взгляда на мировой художественный процесс, на мировой кураторский опыт, то, что оказывается вне внимания наших официальных медиа, внимания нашего морального большинства.

С другой стороны – очень важной является и работа над проектом приглашенного куратора, потому что будет неправильно, если я всегда буду делать проекты с участниками школы. И неправильно это по той причине, что не ко всем темам, поднимаемым в современном искусстве, я причастен как куратор. Все-таки куратор, как и любой творческий человек, имеет свой диапазон, свой круг интересов, а каждый выпуск школы меняет эти темы, этот фокус. Я не хочу даже присутствовать на занятиях приглашенного куратора. Но в результате ощущаю, что не считываю всей полноты информации. Я беседую со студентами, с приглашенными кураторами, но всей полноты информации у меня нет.

Учитывая, что за три недели создать артикулированные проекты практически невозможно, все финальные проекты носят характер какой-то импровизации или жеста. До конца понять, в какой степени школа оказалась эффективной, в какой мере показанные проекты исчерпывают, подтверждают интенсивность освоения материала школы, к сожалению, для меня невозможно.

Я.П.: Сейчас в Москве существует несколько образовательных площадок, где можно научиться кураторскому делу. Чем они качественно отличаются от вашей школы?

В.М.: Первый раз эта школа состоялась на площадке РГГУ. До этого в РГГУ я составлял учебную программу курса о кураторстве, который уже потом не я осуществлял, и сейчас он существует не в первоначальном объеме. Боюсь, он читается там сейчас несколько академически остраненно. Уверен, что никто из реально существующих кураторов лекции в РГГУ не проводит, учитывая, что в этом городе их не так много. В общем, выхода на реальную практику РГГУ не дает.

Я прочел два курса по кураторству в таком любопытном, небольшом учебном заведении УНИК, там очень симпатичные люди, очень любопытная концепция образования. Это дистанцированное образование, то есть меня слушает не только реальная аудитория, но и огромное количество людей онлайн. Для меня это был повод сделать шаг к подготовке книги, даже уже двух книг. И первую из них я уже должен в сентябре издать - это будет пять лекций о кураторстве.

Ну, вот ещё в Базе Осмоловского, но там я читал тот же курс, что и в институте УНИК.

Я.П.: Почему в школе Вы методологически намеренно уходили от базовых, фундаментальных вопросов кураторства?

В.М.: Это всего  три недели. И ставка делается скорее на некое проектное усилие в рамках конкретного сюжета, конкретной проблематики, конкретного формата. Поэтому учить студентов как ставится свет, температурно-влажностный режим, как писать пресс-релизы – какой-то институциональной рутине, - признаться, на это просто нет времени. Это то, что схватывается очень быстро в процессе реального опыта. Здесь скорее ставка на то, чтобы сделать очевидным, что кураторство – это творческое, концептуальное, исследовательское усилие.

Задача школы – сломать главное у нас понимание кураторства как некой административно-менеджерской функции, показа искусства с конечными коммерческими целями. Помню, когда я недавно сделал принципиально важную для меня и, как выяснилось, успешную выставку “Невозможное сообщество” в Московском музее современного искусства после очень большого перерыва, то там было два мероприятия два дня подряд, поскольку открытия были очень перформативные, интерес был огромный. И я заметил, что художник Юрий Альберт пришел два раза. И я спрашиваю: “Юра, ты же видел эту выставку, зачем ты пришел второй раз?”. Он ответил: “Ты знаешь, у нас таких выставок не было”. И я спросил, в каком смысле не было. “Впервые в городе вижу выставку, которая не выглядит как выставка-продажа”. И вот как раз отбить охоту делать выставки-продажи, понимать этот формат как безальтернативный – это и является главной задачей нашей школы кураторства.  
 
Юлия Хохлова, Санкт-Петербург, Россия, сотрудница “Эрмитаж 20/21”:
“Я ожидала от школы несколько большего, возможно, потому, что привыкла к получению обобщенной и уже проанализированной информации. Я предполагала, что сам процесс обучения будет немного другим и финальный проект по завершению школы будет более весомым, глубоким, интеллектуально осмысленным. Не то что бы я ждала, что меня научат, как быть великим куратором, научат, как делать “идеальную” выставку. Нет. Я просто хотела услышать больше о ключевых теоретических базах, на основе которых можно было бы выстраивать свою дальнейшую кураторскую систему. Больше всего меня радует из того, что у нас было – это лекции Паскаля Гилена, Брюса Альтшулера, Барта де Баре, данный лекционный курс позволил выстроить историческую линию развития кураторского процесса вплоть до настоящего момента. Также мне понравились лекции Ирины Аристарховой, Валерия Подороги, и абсолютная незаменима та гигантская подборка материалов для чтения, которую мы все получили”.

Фарух Кузиев, Душанбе, Таджикистан, арт-менеджер “Dushanbe Art Ground”:
“Однозначно плюсом является разнообразие участников. Здесь были профессиональные художники, которые решили стать кураторами, люди, которые имеют совсем маленький опыт в сфере современного искусства. Были ребята с образованием психоаналитиков, биологов, архитекторов, менеджеров. Каждый искал здесь интересующие его стороны современного искусства.

Я не привык преклоняться перед известными именами, но все-таки школа стала для меня возможностью услышать лекции и пообщаться с людьми, фамилии которых я раньше встречал только в книгах. Это большая возможность пообщаться не просто на уровне текста, но и на уровне лекции, на уровне личной беседы. Важно то, что лекторы представляли иногда совершенно разные, даже противоречащие точки зрения относительно кураторства, роли куратора и, в принципе, искусства в современном мире.

Вообще лекционная программа, я считаю, составлена отлично. Мы получили знания в сфере экономики, социологии, связанные с современным искусством. Я бы, честно говоря, не делал финальных проектов школы, хотя они вышли неплохими. Я бы лучше посвятил это время большему общению между участниками школы, осмыслению того багажа знаний, информации, который мы здесь получили”.

Екатерина Горбунова, Москва, Россия, лингвист, филолог, изучает искусствоведение и музейное дело в Школе Лувра в Париже:
“В целом это довольно любопытный опыт. Я шла сюда абсолютно без ожиданий и предрассудков. Я не ждала ничего конкретного и готова была принять, все, что мне могут предложить, поделиться, научить. Мне очень понравился состав участников школы, он очень разнообразный, люди с разными бекграундами.

Однако, мне кажется, что нас было слишком много. И поэтому из нас не получилось цельного сообщества, получились небольшие группки людей, которые общались достаточно закрыто, и были люди, с которыми я перебросилась буквально парой слов, но не более того. Хотелось бы больше пространства, больше условий для создания контекста для общения между нами.

Мне не хватило времени и пространства для того, чтобы переварить всю информацию, как-то углубить её. В остальном – все было довольно разнообразно и насыщенно. Я одна из самых “зеленых” в этой школе в плане кураторской практики, я никогда не занималась вплотную кураторскими проектами. Я рассчитывала на то, что школа станет для меня отправной точкой, катализатором, который меня направил бы на активную кураторскую деятельность. Этого не случилось, но школа однозначно переключила в моей голове небольшой рычажок в восприятия себя как человека, которому нужно ещё много учиться. Оказалось, что я уже готова делать что-то конкретное в группе и это может быть интересно, может иметь какой-то смысл”.

Иван Исаев, Москва, Россия, молодой коллекционер, аспирант Российского института Дружбы народов, математик, студент института УНИК (кураторское дело):
“Я в искусство пришел через коллекционирование, потом решил принимать больше участия в процессе, больше общаться с художниками, генерировать свои идеи. Я сделал несколько кураторских проектов и понял, что мне нужны дополнительные знания в этой сфере. В прошлом году я ходил на весь открытый лекторий этой кураторской школы как вольный слушатель. В этом году у нас были замечательные лекторы с разным бекграундом.

Интересным было и то, что у слушателей школы также был разный бекграунд. Были великолепнейшие лекции Паскаля Гилена и совершенно потрясающее впечатление оставила работа на воркшорпах с Raqs Media Collective. Слишком много времени было отведено партисипаторному и social based искусству и это, я думаю, расходилось с темой школы “This is the Show and the show is Many Things”. И лично для моего восприятия было скорее минусом то, что на лекциях было много примеров каких-то конкретных работ, но мало какой-то синтезирующей информации, которая весь этот материал обобщала бы. По сути, только Паскаль Гилен и Барт де Баре пытались показать нам некую структуру, которые все это могут обобщить».

Павел Овчинников, Москва, Россия, группа n.o.r.m.а:
“Мы с коллегами делали проект “Гендерные школы” и подходили к этому как к кураторскому проекту. Это образовательный проект, но включает в себя кураторство в том смысле, что нужно отобрать группу слушателей, лекторов, по сути, организовать событие, которое по формату напоминает нашу кураторскую школу, поэтому я ожидал, прежде всего, получить здесь опыт организации образовательных событий с очень разношерстной аудиторией: как с ней работать, как участники школы общаются друг с другом.

Меня большего всего интересовала практика взаимоотношений внутри группы, как участники делятся на подгруппы. Методологически меня не удовлетворило то, что школа была не достаточно гибкой. Это представление, что лектор должен прочитать лекцию, а потом ему задают вопросы. Также нужно отметить незначительное количество дискуссий. Я называю это иерархическим подходом. Думаю, из выпускников школы действующими кураторами, теми людьми, которые будут встроены институционально, будут курировать настоящие выставки, в настоящих музеях станут единицы. Большинство, я думаю, получило запись в свое индивидуальное CV для использования этого факта в карьерной лестнице”.    

Руслан Гетманчук, Алматы, Казахстан:
“Я называю себя художником, потому что я занимаюсь деятельностью, которую сам не могу классифицировать. Заявку на школу я подал потому что, во-первых, я интересуюсь теорией современного искусства, во-вторых, потому что Алматы – это место, которое не включено в циркуляцию современного искусства, потому для меня показалось важным включиться в эту сеть, познакомится с людьми. Для меня было важно получить какое-то личное общение с теми, кто занимается тем же, что и я, кто разделяет мои интересы.

Я не разделяю кураторскую и художественную практику, потому что это может быть двумя сторонами одной и той же деятельности. Мне был очень интересен тот преподавательский состав, который здесь подобран. Это была действительно уникальная возможность пообщаться напрямую с людьми, которые сейчас определяют дальнейшее развитие современного искусства, тот круг проблем, который становится актуальным в теории современного искусства. Школа была хорошо организованна. Однако я думал, что школа будет в формате курсов по повышению квалификации для людей с опытом, поскольку не было указано никакого возрастного ценза в объявлении. Но, как выяснилось, большая часть участников – это совсем молодые люди, у которых ещё нет реальных наработок, нет реального опыта в сфере кураторства. И это создало определенные трудности в создании коллективного проекта.

Я думал, что возможно эта кураторская школа станет отправной точкой для последующих проектов, которые будут развиваться коллективно в дальнейшем, создадутся связи для того, чтобы работать совместно в дальнейшем. Но это не в полной мере оправдалось, так как большая часть участников только приходит в эту область”.

Андрей Шенталь, Москва, Россия, журналист, арт-критик:
“У меня несколько небольших кураторских проектов. Мне было интересно попасть ещё в первую школу, было интересно узнать, как это все будет работать, пообщаться с преподавателями, с людьми из бывшего Советского Союза. У меня не было кураторского образования, потому мне было важно узнать историю кураторского дела, его методологии, модальности. Мне понравилось длительное вовлечение преподавателей в работу со студентами.

Лекторы не просто отчитывали свои лекции, был интересен момент вопросов-ответов. Понравилась работа с Raqs Media Collective, у них очень своеобразный подход к разговору о современном искусстве и кураторстве. Но я, например, не очень большой почитатель social engaged practice. И этого было слишком много, я ожидал, что все-таки приедет Клер Бишоп и, так как она критически к этому относится, вышел бы более сбалансированный учебный процесс. Но, к сожалению, её не было и не было бы лектора, который её заменил бы в этом смысле”.

Лариса Венедиктова, Киев, Украина, перформер, участница TanzLaboratorium:
“Я подала заявку на участие в школе, потому что меня заинтересовала тема и я хотела послушать лекции Клер Бишоп. Из-за отсутствия лекций, заявленной Бишоп, в школе произошел перекос в сторону social engaged, social based art. Благодаря участию в школе у меня появилось кураторское мышление как факт, так как то, что я делала раньше как куратор – это была интуитивная деятельность, под ней не было определенной базы. Нельзя сказать, что здесь появилась эта база, но намек на неё. Я ожидала большего от участников школы, мне очень интересен способ мышления молодых людей. Здесь участники ждали, что им скажут, что нужно делать. С самого начала школы не уделялось внимание работе в коллективе между участниками и в конце школы оказалось, что мы должны совместно что-то создать. Не было задач, которые этому бы способствовали”.

Warning: session_write_close(): Failed to write session data (user). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/tmp/sessions_php54) in /sata1/home/users/cca/www/old.korydor.in.ua/libraries/joomla/session/session.php on line 676