Венецианская биеннале. День второй

© Олег Самойленко

2 июня – день наиболее насыщенный и физически самый сложный из моего слишком короткого трехдневного пребывания в Венеции: весь Джардини, официальные открытия павильонов России и Польши, 5 кг каталогов и пресс-материалов и 2 палаццо-вечеринки. Информации через край, так что в блоге пока в режиме светской хроники. Джардини катастрофически немилосерден к любителям искусства: день начался с сообщения, что на всей территории садов не работает wi-fi – чтобы передать впечатления и фото в Коридор, пришлось в поисках городской сети срочно бежать в центр Венеции. 
Откровение №2 – необъятные очереди в некоторые павильоны (и самое обидное: 40 минут ожидания далеко не всегда гарантируют, что увиденное внутри будет того стоить, как, например, очередной «аудиовизуальный» и совершенно беспомощный павильон Японии). Чтобы поживиться элементарным панини или даже стаканом колы, придется отстоять даже не одну, а две очереди – сначала за «билетиком», а потом собственно за едой (и как тут не вспомнить фирменную неспешность венецианцев, которые даже в MacDonald’s готовят заказ 20 минут). В общем, сравнение между посещением биеннале в первой половине ноября и в дни превью было бы не в пользу последних, но тонны каталогов (пресс-квота имеет свойство быстро расходится), зашкаливающая плотность интересных людей на квадратный метр и вечеринки (кто не любит вечеринки?) делают именно дни превью такими лакомыми. 

И все же вернемся к искусству: систему национального представительства на Венецианской биеннале принято упрекать в несовременности и несостоятельности, но в этом году, очевидно, именно отдельным павильонам удалось реализовать действительно острые и интересные проекты, в отличие от сборной солянки ни-о-чем в основном проекте. Более того, лучшие павильоны решены далеко не в традиционном формате выставки визуального искусства, а заимствуют стратегии других его видов или, как принято говорить, «имеют мультидисциплинарный характер», и, так или иначе, вовлечены в социально-политические процессы. 

В павильоне Нидерландов группа художников, архитекторов, критиков, музыкантов размышляет о месте художественного сообщества в новой, правоориентированной Голландии. Долгое время художники, живущие в этой стране, могли спокойно посвящать себя созерцанию и творчеству, благодаря системе государственных стипендий. Сегодня же при резком повороте политического курса вправо они говорят о консолидации внутри сообщества как средстве защиты. Сам павильон решен в лаконичном архитектурном формате, кроме того одна из работ – сад, еще одна – звуковая инсталляция, которую спешащий зритель может и не застать, и много текстов, конечно же. 

Все это, как и проекты в других хороших павильонах, невозможно сфотографировать (не универсальный, но точно один из главных признаков действительно актуального искусства). В датском павильоне группа интернациональных художников высказалась на тему свободы слова – не безнадежно, но слишком избыточно как для небольшого пространства и времени. В павильоне скандинавских стран в этот раз два проекта. Один (живописный!!) непосредственно в роскошном здании (там, где на прошлой Биеннале расположился «Дом коллекционера» Элмгрина и Драгсета), второй разбросан по всей территории Джардини и представляет собой фотокопии скульптур, которые, по мнению интернациональных культурных менеджеров, опрошенных художницей Фиа Бакстрём, являются изображением человека, а не национального архетипа (скульптуры расположены возле национальных павильонов интервьюированных), к этому прилагается аудиогид, каждый трек которого активируется при соприкосновении с той или иной скульптурой и воспроизводит сами разговоры с участниками о, что не удивительно, особенностях национальных идентичностей.

Ожидаемый многими павильон России с Монастырским и «Коллективными действиями» хорош, но по-музейному стерилен: в сравнении с прошлыми визитами русских в Венецию это, конечно, прогресс невероятный (как если бы сейчас Украина выставила работы группы Р.Э.П образца 2005 года), но на общем сильном фоне других участников «релевантность» прослеживается не вполне. В этом смысле чемпионом, конечно, должен стать павильон Польши «And Europe will be Stunned» израильской (!!) художницы Яэль Бартана. 

Официальное открытие поляков – едва ли не самое приятное впечатление Биеннале. Во-первых, потому как тепло и по-семейному они говорили, и как их встречала публика; во-вторых, потому что на сцене был не перерезающий ленту бюрократ, а лидер польских интеллектуалов Славомир Сераковский, и говорил он примерно следующее: «Спасибо Яэль за то, что наши правые в правительстве удавятся, увидев твой проект в своем национальном павильоне». Эх, «учиться-учиться»... Сам же проект – это три фильма, которые художница сняла с 2007 по 2010: самый последний вчера показывали впервые. Используя визуальный язык коммунистической, фашистской и даже голливудской пропаганды, Яэль исследует болезненный опыт в польской истории – массовом изгнании евреев из послевоенной Польши. И хотя речь идет о максимально конкретных проблемах, Бартана говорит абсолютно художественным языком и при этом не впадает в излишнюю дидактику. 

В павильон США зайти так и не удалось (приз за самую длинную очередь), но часть действа все же доступна во дворике здания: перевернутый танк, к гусеницам которого подключена беговая дорожка. Периодически на дорожке появляется известный американский бегун и приводит механизм в действо – грохот распространяется далеко за пределы садов. Это только часть перформативного проекта Allora y Cazadilla о разрушительном стремлении к победе – будь то в спорте, войне или искусстве. О том, что внутри, а также павильонах Франции, Германии, Великобритании – в следующем выпуске.

И на закуску: Future Generation Art Prize в Палаццо выглядит не в пример лучше чем в Киеве (хотя тот же ковчег Заморы можно было «доработать» до размеров зала, а не везти киевскую версию). Напитки рекой, закуски горой, гости в танце. В разгаре вечера на сцене появился Экхард Шнайдер под руку с победительницей Синтией Марселле и сообщил о новой традиции в PinchukArtCentre – теперь лауреат Премии получает не только 100000 долларов, но и право заказывать музыку на вечеринке – художница украинского павильона в белой шляпе кружила в медленном танце под звуки сладкой босса-новы из Бразилии. Я как порядочная Золушка сбежала в полночь, и до сих пор в неведении, была ли Верка Сердючка на десерт. Да, и о вечеринках – сбежала я на ежегодное собрание стажеров Peggy Guggenheim Collection, главным образом, чтобы понять, где дают веселья больше – в Пападопули или на заветной крыше Палаццо Верньер деи Леони. Ответ предсказуем: в этом жанре даже Гуггенхайм не сравнится с Пинчуком.


Warning: session_write_close(): Failed to write session data (user). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/tmp/sessions_php54) in /sata1/home/users/cca/www/old.korydor.in.ua/libraries/joomla/session/session.php on line 676