Спасение в Уродливом

© Дмитрий Заец

Трудно не заметить, что современное искусство все чаще являет миру образы отвратительного, трагического, которые пьянят нас изысканностью разрушения, эстетикой уродливого и яркой гаммой «бардака». Коль скоро искусство движется к бредовому положению вещей – и мы должны смещаться к бредовой точке зрения. Трэшовым такое искусство называем мы, а не его таким создают авторы. Нет, мы не обмануты художником, напротив, мы жадно ищем трэша в галерее. Спасение людей приходит не со стороны позитивного, а со стороны негативного: грязное, плотское, ужасное, смертное, беспорядочное – только такое если не образумит, то, по крайней мере, успокоит фантазию и сердце людей.
Это умозаключение выглядит не таким уж и бредовым, если попытаться оценить тенденции сегодняшнего дня. Главная опасность, от которой нас стремятся уберечь различные формы негативного – размягчение телесной, природной субстанции культуры, отрыв от корней, утрата не только почвы, но и тела. Человек, живущий в стерильной обстановке (когда общество стало гигантским профилакторием), утратил способность сопротивляться откровенному цинизму и фарсу. Вполне логично, что трэш-арт стал прототипом нашей современной патологии. Я буду говорить о нем, используя метафору «вирус» для того, чтобы продемонстрировать природу и логику существования трэшовости в современном искусстве. 

Главная же идея заключается в том, что, на мой взгляд, развитие трэш-арта – это следствие небывалой ранее тяги к порядку и упорядочиванию, к чистоте и чистке. Вследствие наваждения искусственной красотой люди потеряли вкус к натюрмортам и сантиментам. Абсолютная профилактика убийственна. Медицина не поняла этого, поэтому трактует рак и СПИД как обычные болезни, тогда как эти заболевания рождены триумфом профилактики и медицины, исчезновением болезней, ликвидацией патогенных форм. 

В сверхзащищенном пространстве тело теряет всю свою защиту. В сверхпрекрасном искусстве творчество теряет свою энергетику. Потому что «вирусы» начинают распространяться, как только для них образуется свободное пространство. В мире, где уничтожены старые инфекции модернизма, в идеальном клиническом мире минимализма и функционализма появляется неосязаемая, неумолимая патология, рожденная самой дезинфекцией – Уродливое, Животное и Бесполезное. Мир искусства, как и биологическое тело, теряет свою естественную защиту по мере его подделки и замены. Трэш как аномалия приходит из глубины самой системы и противостоит гламурной голливудской картинке поп-арта и утопичности классицизма. Трэш-арт – вирус, который является отнюдь не противоречием в искусстве, а его лекарством. 

Никакое общество не может существовать вопреки собственной системе ценностей. Но также необходимо, чтобы оно принимало решения, направленные против этой системы. Зачем? Эта конфронтация, это несогласие и патология, в конечном итоге, защищают нас от чего-то еще более страшного. Посредством трэш-арта мы, вероятно, расплачиваемся за наше собственное стремление к идеальной красоте и математически верной конституции тела (90/60/90). 

Так же, как терроризм, который, возможно, защищает нас от эпидемии согласия и толерантности, а также от невидимого, но очевидного влияния Государства, трэш-арт защищает нас от безумия и глубоких депрессий. Это возвращение злого, но такого, которое не распространится за пределы галереи или кинотеатра. Это защитное действие, направленное на предотвращение риска всеобщего психоза или тотальной утраты подлинности художественного произведения и восприятия.

Выходит, трэшовость можно рассматривать как некую умеренную стратегию «злого». Локализованная в виде трэш-арта, она позволяет, видимо, сохранить нетронутой (пока) энергию возможной системной катастрофы. Такое положение вещей становиться синонимом двигателя, прогресса всех процессов в искусстве, как и в социальной истории.

Тайный порядок, присущий трэшовости как трагичности настоящего, состоит в сходстве этих процессов между собой и в их соответствии системе во всей целостности последней. Это порядок внутри беспорядка: все экстремальные явления связаны между собой и с системой в целом. Это означает, что бесполезно взывать к рациональности, к избавлению от патологий. Желание уничтожить трэш-явления абсолютно иллюзорно. Они будут становиться все более и более экстравагантными и радикальными по мере возрастания уровня фальсификации мира искусства. Что, впрочем, есть великое благо, потому что в этом случае они оказываются наилучшей терапией для этого мира. Это как с FM-частотой, на которой, из-за предельно высокого числа сигналов слышим, в итоге, только шум. Хаос служит границей тому, что без него просто затерялось бы в абсолютной пустоте. Вселенная заканчивается там, где исчезает хаос. 

И трэш-арт возглавляет банду «головорезов» беспорядка. Поэтому не нужно искать в нем воплощения практических целей или объяснять как визуализацию жестокости и сумасшествия автора. Потому что существуют вещи, которые не требуют объяснений, комментариев, детальных отчетов и реальных прогнозов; можно оставить вне внимания пустоты в собственном блокноте, собственной памяти и ещё не заполненных файлах; они не требуют детальной проработки и кропотливой систематизации. Трэш-арт – это родитель лишних и порочных элементов в чёткой и совершенной системе бытовой шизофрении. Тоже, следует заметить, делает с нами и любовь – куда более коварный «вирус».

Фото - проект Едріана Кондратовіча "TRASH: anycoloryoulike"


Warning: session_write_close(): Failed to write session data (user). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/tmp/sessions_php54) in /sata1/home/users/cca/www/old.korydor.in.ua/libraries/joomla/session/session.php on line 676