"Ветер перемен" в Центре Курбаса

Clipboard01 Одним из самых ярких культурных событий ушедшего лета стал конфликт в Национальном центре театрального искусства имени Леся Курбаса, за которым не без интереса наблюдали даже те, кто никогда не переступал порог этого госучреждения. После того как скандал расцвел в сети, подробности непростой жизни Центра Курбаса стали достоянием широкой общественности.

Судя по всему, сделать конфликт публичным ставили своей целью те сотрудники, которые с назначением Анны Веселовской почувствовали себя ущемленными в правах. Сор из избы ущемленные выносили с упоением, слов было произнесено рекордное количество, а обличительный пафос достиг небывалых высот. Речь шла ни много ни мало о “новом расстреле Курбаса”.

Помимо самой Анны Ивановны, которой выдвигались претензии в непрофессионализме, авторитаризме, нарушении трудового законодательства, злоупотреблении властью, коммерциализации на фоне урезания зарплат, замораживании различных проектов, нанесении морального и даже физического ущерба, досталось и “карьеристам” ее команды, чьи имена бывший директор Центра Курбаса Нелли Корниенко озвучила в посте на своей странице социальной сети фейсбук. Надо сказать, пост оформлен столь традиционно, что напоминает архивный документ советских времен из разряда: “С кем вы, мастера культуры?”. “Не для того мій чоловік, який багато зробив для України, і моя родина жили спротивом у найскладніші часи, щоб сьогодні надати шанс мародерам на порядності, честі та інтелектуальному житті. Так не буде”.

Первый и главный вопрос, в связи со всем этим возникающий: как так могло получиться, что среди профнепригодных мародеров  оказалась давний сотрудник Центра Курбаса, доктор искусствоведения, профессор Анна Веселовская, с которой Нелли Корниенко много лет проработала вместе и даже являлась научным консультантом ее докторской диссертации? Ну и второй вопрос, ответ на который очевиден: если “так не будет”, то как еще может быть?

Дело в том, что Центр Курбаса – территория не только культуры, но и науки, и согласно уставу занимать должность руководителя там может лишь человек, имеющий докторскую степень. Поэтому руководящих вариантов в сложившейся ситуации возможно три. Либо директором будет Веселовская, либо Корниенко, либо кто-нибудь со стороны. Предположить, что в научно-исследовательскую театральную лабораторию со своей особой спецификой зашлют “варяга”, довольно сложно, при этом сами сотрудники Центра требовали не только смещения Веселовской, но и выборов руководителя на основе конкурса. Из кого же собирались выбирать? Или под словом “конкурс” в данном случае подразумевалось состязание, в котором принимают участие два министра и два директора?

Веселовскую назначал Михаил Кулиняк, увольнял Леонид Новохатько, и в острую фазу скандал в Центре Курбаса вошел как раз с появлением нового министра. Именно с этого момента к конфликту стали привлекать повышенное внимание. В принципе, в сознательном привлечении внимания ничего дурного нет, удивляет другое – поразительная антисанитария культурно-научной среды. Такого сора и в таком количестве, по-моему, ни одно богоугодное заведение нашего города выметать на люди себе еще не позволяло. Отдельные упреки, публично звучавшие в адрес Веселовской, не хочется приводить просто из гигиенических соображений.  

С самого начала Анна Ивановна оказалась внутри коллектива под таким психологическим давлением, что вынуждена была постоянно отчитываться обо всех действиях и шагах, которые она предпринимает как директор, а затем и объясняться по поводу всех инкриминируемых ей правонарушений. Если, по мнению сотрудников, руководитель не имеет права на кадровые перестановки, свое видение дальнейшего развития, создание своей команды и новых проектов, то в чем, собственно, заключаются его функции?

Смена власти – всегда стресс для коллектива. И тот факт, что появление нового директора вызвало серьезный дискомфорт у ряда сослуживцев, а некоторые даже уволились, выглядит каким-то странным аргументом в пользу бедных. В Польше, например, после прихода к власти “Солидарности” уволились почти все худруки театров. Поэтому сегодня театральная Польша живет иначе. И для того чтобы жить иначе, кроме всего прочего, еще и время нужно. О каких катастрофических последствиях руководства Веселовской может идти речь, если с ее назначения до ее увольнения прошло полгода? Что можно успеть за этот срок, учитывая, что большую часть времени Анна Ивановна находилась в жестком противостоянии с частью трудового коллектива.

Главная иллюзия, возникшая у многих после назначения Веселовской, была связана с тем, что в Центр Курбаса могут прийти перемены. И сегодня весь период ее директорства, несмотря на усилия обиженных оппозиционеров, воспринимается как тщетная попытка вдохнуть жизнь в один из самых законсервированных культурных особняков столицы. И основная проблема, с которой столкнулась Веселовская, как и основной конфликт Центра находится не в профессиональном, а в производственном поле – крайне трудно искать новые пути и возможности работы с людьми, которые в понятие “работать” привыкли вкладывать какие-то иные смыслы. Именно поэтому вся борьба в итоге свелась к замене нового директора прежним - 8 июля Леонид Новохатько разорвал контракт с Анной Веселовской, после чего директором ЦК вновь стала Нелли Корниенко.
 
Пока длился конфликт, часть сотрудников Центра, включая Корниенко, грозились подать на Веселовскую в суд, о чем регулярно информировали общественность, но дальше слов дело не пошло. Зато иск к Министерству культуры по поводу своего незаконного увольнения подала Анна Веселовская, слушания в Шевченковском суде Киева назначены на октябрь, Центр Курбаса, как следует из его официального заявления, сейчас “предпринимает шаги по разблокированию работы и восстановлению имиджевых потерь”.  

Стоит, конечно, дождаться октября, хотя складывается впечатление, что театральный конкурс с раздачей призов в Центре Курбаса полностью завершен. Показательно, что возвращение 74-летней Нелли Корниенко на должность директора в Центре сочли “ветром перемен”. И есть в дыхании этого ветра, в этом бесконечном движении по кругу, в вечном возвращении к тому, от чего пытались уйти, в боязни любых трансформаций, реформ, развития, новых способов коммуникации и мышления какое-то унылое совершенство. Как в болоте, которое тоже по-своему совершенно, поэтому любая попытка вырваться из него лишь сильнее утягивает на дно. “Театру, достигшему совершенства, - говорил  Николай Павлович Акимов, - уже ничто не может помочь”.

Warning: session_write_close(): Failed to write session data (user). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/tmp/sessions_php54) in /sata1/home/users/cca/www/old.korydor.in.ua/libraries/joomla/session/session.php on line 676