Феминизм маленького экрана

badiorДарья Бадьёр Разговоры о дискриминации женщин в кино не стихнут, кажется, никогда. Они, по мановению рефлекса, появляются под всякий хоть сколько-нибудь значимый инфоповод. “Оскары” - не дай бог, объединят женскую и мужскую актерские номинации; Каннский кинофестиваль - мало фильмов, снятых женщинами; выход в прокат очередного блокбастера - в главной роли мужчины в обтягивающих костюмах, а где же женские истории?

Обозреватель американского NPR (National Public Radio) Линда Холмс сетует: 90% из 267 фильмов, идущих на экранах кинотеатров ее родного Вашингтона, - о мужчинах, и женщины играют в них далеко не главные роли. Тридцать один фильм рассказывает историю отношений между мужчиной и женщиной, где оба гендера играют равнозначные роли. Двадцать пять картин в прокате - о девушках и женщинах, и только один - снят женщиной-режиссером.

Холмс считает, что это - в первую очередь, неуважение к потребителю: если вы хотите посмотреть историю о женщине без артхаусных приемов, вы не сможете этого сделать. Редактор издания Think Progress Алисса Розенберг идет еще дальше и прогнозирует, что если женщины продолжат исчезать из главных ролей в кино, мир потеряет целое поколение талантливых актрис.

Пожалуй, в этом есть доля здравого смысла. Будут ли окупаться блокбастеры, в главной роли которых будут женщины? Почему бы компании Марвел не заказать отдельный фильм про Черную Вдову в исполнении Скарлетт Йоханссон? Почему Рефну не дать двести миллионов долларов на его фильм про Чудо-женщину и попросить снять в главной роли Кристину Хендрикс? Пойдет ли зритель на такое кино? Конечно! Останутся ли довольны Линда Холмс и Алисса Розенберг, а вместе с ними и мы - молодые женщины, являющиеся одним из двигателей роста бокс-офиса? Вряд ли.

Мы хотим смотреть кино о женщинах в кинотеатрах, и вместе с этим ратуем за то, чтобы женщины не были объектом для продажи. Похоже, со временем нам придется определиться, чего мы хотим больше.

В недавнем интервью Александр Роднянский, вовремя уехавший из Украины и нынче занимающийся кинопроизводством в Голливуде, поделился своей теорией дальнейшего развития кинематографа. Мне кажется, эта парадигма вполне подойдет для решения нашей дилеммы. Кино, по его словам, поделится (и уже делится) на два сегмента - большое и маленькое. Большое будут смотреть, прихрустывая попкорном, подростки с их неуёмной жаждой к приключениям в формате 3D, а маленькое - мы с вами, искатели хороших историй, - в камерных кинотеатрах или же у себя дома.

Именно туда - в небольшую, по меркам больших киноиндустрий, компанию единомышленников можно будет перенести все споры о “мужском взгляде” (в смысле - male gaze) на героинь, о том, что Кэтрин Бигелоу снимает более мужские фильмы, чем Джеймс Кэмерон (снявший, к слову, один из величайших фильмов про женщину - “Чужие”), о том, почему Абделлатиф Кешиш не позвал лесбиянок в качестве консультантов на съемочной площадке “Жизни Адель”, и так далее.

Пример “Жизни Адель” и последовавших после ее триумфа на Каннском кинофестивале споров о том, насколько адекватно Кешиш смог снять фильм о женской любви, к слову, самый красноречивый. Это фильм, который никогда не попадет в широкий прокат (имеется в виду такой же широкий, как новый фильм про Супермена, например) - даже во Франции, где тема однополой любви вызывает, как ни странно, примерно той же интенсивности баттхерт, что и в России. Какова судьба “Адель” в Украине, можно только догадываться, - даже если фильм доберется до фестивальных показов, вопрос о том, выдержит ли его зритель, актуален, как никогда.

“Жизнь Адель” действительно очень сложно вынести, даже искушенному зрителю, - фильм пробирается под кожу и перекрывает доступ к кислороду на протяжении трех часов. Речь идет не только о длительных и довольно натуралистичных сексуальных сценах, но и о крупных планах, в которые Кешиш решил поместить едва ли не всю жизнь своих героинь — сон, еда, диалоги, минуты раздумья девушек сделаны на крупных планах. Впрочем, нужно отдать должное режиссеру — он оставил пространство для свободного вздоха самим актрисам — Леа Сейду и Адель Экзаркопулос, ведь эти планы снимались при помощи длиннофокусных объективов.

Между тем, дискуссии, возникшие после показов “Жизни Адель” на Круазетт — едва ли не более интересны, чем сам фильм. Не говоря уже о далеко идущих размышлениях о судьбах молодого поколения актрис. Читать размышления Манолы Даргис из New York Times о том, не обнаглел ли Кешиш со своим male gaze, умудрившись залезть в самые интимные щели женской экзистенции, - занимательное занятие. Читать о том, что Дженнифер Лоуренс, дескать, не судьба сыграть великую роль а-ля Скарлетт О’Хара, а быть ей всю жизнь одной из “kissable objects in stories about the self-actualization of men” - скучно, ей-богу.

Женщины уходят с большого экрана - уходят, чтобы, наконец, перестать быть объектом мужского взгляда, а завоевать новые территории, пока мужчины играют в свои игрушки на зеленом фоне. Разве не этого мы всегда хотели? Разве променяли бы сериал “Вершина озера” Джейн Кэмпион на приключения Женщины-кошки в трех частях? Тем более, что “Вершина озера” - это один из самых выдающихся фильмов на телевидении последнего времени, а кино про Женщину-кошку наверняка может снимать какой-нибудь Кристофер Нолан, застрявший в своих собственных приемах, позаимствованных из недочитанных книжек. Если хорошенько вдуматься: оно нам надо?

Warning: session_write_close(): Failed to write session data (user). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/tmp/sessions_php54) in /sata1/home/users/cca/www/old.korydor.in.ua/libraries/joomla/session/session.php on line 676