55-я Биеннале. Начало

Со вчерашнего дня в венецианских Джардини, Арсенале и многочисленных павильонах по всему городу открылась для профессионального превью 55-ая Венецианская биеннале - самая старая и почетная и, одновременно, самая традиционная, помпезная и избыточная выставка современного искусства в мире. В эти три дня и без того заполненный до отказа город превращается в некое подобие Каннского кинофестиваля для посвященных, где на каждом шагу встречаются звезды художественной сцены. Наша скромная украинская делегация то и дело замирает при виде Бориса Гройса, Каролин Кристов-Бакарджиев или Олафура Элиассона, затерявшихся среди толпы туристов неузнанными и оттого кажущимися старыми добрыми приятелями, к которым хочется броситься на шею с приветствием.

В этом году организаторы Биеннале, по их собственному признанию,  сделали шаг навстречу эксперименту и исследованию, пригласив на позицию художественного руководителя основного выставочного проекта Массимилиано Джиони. Рядом с именем директора выставочных программ Нового Музея в Нью-Йорке чаще всего можно встретить эпитеты из риторики шоу-бизнеса, вроде "восходящая звезда" и "головокружительная карьера", но, не смотря на его молодость и институциональный успех, Джиони остается прежде всего куратором-исследователем, близким к художникам и традициям дискурсивно-визионерского подхода Харальда Зеемана.

Рассматривая вчера первую часть его выставки "Энциклопедический дворец", в голове кружилось одно слово – обсессивность. Это, во многом интуитивное, восприятие проекта сегодня подкрепилось текстами из биеннального каталога: именно к обсессиям как главной движущей силе в художественной, научной и любой другой пассионарной деятельности возводит свое кураторское высказывание Джиони. И даже президент Биеннале Паоло Баратта в формальном вступительном слове отсылает к "Музею обсессий" Зеемана как индивидуальной утопичной практики познания и преобразования мира, в которой имплицитно заложена неизбежность поражения.

Выставка Джиони открывается развернутой в инсталляции "Красной книгой" или "Libre Novus" Карла Густава Юнга. Не способный средствами психоанализа справиться с собственными видениями, апокалиптическими снами и вызванными ими нервными расстройствами, Юнг обратился к визуальному языку как способу фиксации и отслеживания своего бессознательного. На протяжении 15 лет ученый зарисовывал являющиеся ему образы, стилизуя их под готическую гравюру. Эти рисунки в итоге стали не только способом избавиться от неврозов, но и материалом, на анализе которого Юнг строил свои поздние работы. В самой же "Красной книге" анализ бессознательного находится в неразрывной связи с бессознательным per se, и в рамках этой диалектики разворачивается вся дальнейшая экспозиция “Энциклопедии”.

В проекте Джиони очень мало так называемого “современного искусства” - костяк проекта составляют творческие работы аматоров, ученых, основателей религиозных учений, а также разношерстные коллекции предметов, собранные энтуазиастами-любителями. При этом выставка выглядит очень цельно и не в ущерб индивидуальным позициям участников. Оставаясь достаточно привлекательной и захватывающей для непосвященного зрителя (во многом за счет обсессивности куратора), "Энциклопедический дворец" развенчивает миф о биеннальном проекте как тотальном аттракционе из бессмысленных красивых предметов.

Нам еще предстоит увидеть вторую часть выставки в Арсенале, но уже сейчас очевидно, что Джиони сделал проект на несколько голов выше "Making Worlds" Дэниэля Бирнбаума (2009) и тем более "ILLUMInations" Биче Куригер (2011) и заслуживает на отдельное обстоятельное осмысление, к которому мы обязательно вернемся.

Вчера также состоялось официальное открытие Украинского павильона, который в этом году особенно гордится выгодной локацией и составом участников – впервые нашу страну на официальном уровне представляют молодые авторы, чья практика действительного является репрезентативной для местного художественного контекста. Открытие проекта не обошлось без традиционных для минкультовского официоза ляпов – параллельно с презентацией павильона проходило загадочное мероприятие украинской диаспоры, которое сопровождалось не самими лучшими национальными плясками в исполнении местного ансамбля. Веночки-вышиванки-гопак, а после колбаса-сало-водка создали незапланированный организаторами фон для внешне правильного современного проекта. "Памятник памятнику" собрал под одной (очень низкой) крышей Палаццо Лоредан хороших художников с хорошими работами, но это, увы, не переросло автоматически в хорошую выставку.

"Памятник открытию памятника" Жанны Кадыровой представлен в виде голограммы, документирующей "жизнь" ее реального монумента в Шаргороде. Трансформированный в эфемерную проекцию "Памятник" является очередным свидетельством умения художницы осмыслять вопросы масштаба, пространства и репрезентации, но без текстового комментария работа остается практически не считываемой. В целом же остается впечатление, что отдельные проекты художников не ведут диалога друг с другом, ровно как с пространством и выставочным дизайном: колонна посреди центрального зала совсем не годится для экспонирования "Книги людей" Гамлета, а "Бункеры" Николая Ридного выглядят чересчур формально на банальной тумбе-постаменте. Пожалуй, к удачным экспозиционным решениям можно отнести проекцию видео "Монумент" Ридного с его же "Постаметом" перед экраном, но и эта работа оказывается в изолированном положении по отношению ко всей выставке.

Это, не в последнюю очередь, следствие организационной беспомощности украинского представительства на Биеннале, которою в первую очередь является отражением культурной политики государства, а не художественной сцены. И в этом смысле хорошему искусству не удалось скрыть бедность (не столько экономическую, сколько интеллектуальную) и безответственность официальных структур страны Украина. Остается надеяться, что для художников-участников, которые уже много лет держатся исключительно за счет собственной обсессивности, этот опыт принесет продуктивные результаты.


Warning: session_write_close(): Failed to write session data (user). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/tmp/sessions_php54) in /sata1/home/users/cca/www/old.korydor.in.ua/libraries/joomla/session/session.php on line 676