С чего вдруг?

© atv.odessa.uarashkovetz "Коридор" обратился к искусствоведу, критику и куратору Михаилу Рашковецкому с просьбой рассказать детальнее о проекте "Самоуправление: культурная эволюция vs революция". Михаил Рашковецкий предупредил наших читателей, что этот комментарий является крайне субъективным, он не согласовывался ни с сокуратором проекта Мирославом Кульчицким, ни с Семеном Кантором – директором Музея современного искусства Одессы как организатора Одесского биеннале современного искусства.

Может быть, все началось с моего перехода от горшка во взрослый статус посетителя дворового туалета? Перед тем, как вручить отечественный заменитель туалетной бумаги – мятые обрывки газет – бабушка внимательно просматривала их: не дай бог где-то окажется фотография члена Политбюро… Еще не совсем ясно понимая смысл этой сакральной процедуры, уже с малых лет я физически ощутил прямую связь социально-политических факторов с самыми интимными отправлениями человеческого организма.

Или началом следует считать процесс фандрейзинга фестиваля "Свободная зона" летом 1994-го? Жовиальный коммерческий директор успешной шоу-группы дал мне список имен с адресами и кратко проинструктировал, заметив в конце: "Но главное – не говори, кто адрес дал! Утюг будут ставить – молчи!". Фестиваль мы провели с полусотней авторов, большинство из которых уже были или вскоре стали звездами украинского и российского современного искусства. А большую часть людей, у которых я просил деньги (с ужасом замирая, когда потенциальный спонсор подымал на меня тяжелый взгляд и тихо спрашивал "Вы как меня нашли?") вскоре убили. Или посадили.

Но еще до "Свободной зоны" Александр Ройтбурд инициировал учреждение в Одессе ассоциации "Новое искусство", целью которой видел, не больше и не меньше, реформирование локальной среды путем приобщения к современному искусству и его (довольно герметичной, заметим) проблематике.

Или все началось с "конца", с увиденного в Красноярске видео Вячеслава Мизина и Константина Скотникова "Art in anus"? В гигантском кинозале бывшего музея Ленина, на огромном экране крупным планом демонстрировался мучительный процесс засовывания в вышеупомянутый анус художника скомканных стикеров, на которых предварительно (и почему-то по-английски) рука того же художника аккуратно выводила: "Painting", "Sculpture", "Drawing"… Это был как раз 1999 год, когда я в роли директора Одесского ЦСИ-Сороса смертельно устал от безнадежного сражения с законами Паркинсона и чуть позднее с облегчением проиграл своему нынешнему сокуратору Мирославу Кульчицкому (а тогда – вице-директору одесского "Сороса") конкурс на годовой грант от фонда "Видродження".

Нет, все-таки идея "Самоуправления" начала у меня формироваться под влиянием децентрализирующего проекта ЦККК и группы Р.Э.П. "Краткосрочная институциональная афера", который они показали в Одессе в 2007 году.

А может быть, с жаркой дороги из Одессы в Первомайск на юниорские соревнования по баскетболу в августе 1968-го? С бесконечной колонной танков-освободителей, угрюмо двигавшейся мимо нашего насквозь пропыленного автобусика? Или еще раньше – с тихих рассказов папы о голоде начала 30-х и оккупации 40-х, когда я без терминов "голодомор" и "холокост" узнал, что такое повальная смерть как норма и выживание как чудо? Или с шепотного разговора отца со случайным попутчиком, одноглазое лицо которого было изуродовано пулевыми шрамами. Я расслышал только "Новочеркасск" и "расстрел". Потом спросил: "Это про войну?" "Нет, это – четыре года назад. Люди хотели есть, кормить детей. Вышли на демонстрацию и их расстреляли".

Или – с настороженно-радостного открытия для себя эстетики Николя Буррио с трудно выговариваемым названием "релациональная эстетика" во время одесской "внутренней дискуссии" середины 90-х? (Ревностным пропагандистом этой эстетики в Одессе был как раз Кульчицкий). И со странного чувства отвращения после ознакомления с идеей "Альтермодернизма" того же Буррио, от которой я ощутил явственный аромат глянца, парадоксально ассоциирующийся с миазмами старого дворового туалета?

А может быть, все началось с моего студенческого увлечения литературой XIX века и особенно – "реальной критикой" 1860-х в ситуации, когда реформы были дарованы сверху, а самый популярный тогда критик, до сих пор глубоко чтимый мною разрушитель эстетики и отрицатель изящного искусства Дмитрий Писарев, писал статьи в одиночке Петропавловской крепости?

Или с одного прекрасного весеннего дня, когда в кабинет выставочного отдела Одесского художественного музея вбежал взбудораженный Ройтбурд с возгласом "Вы не понимаете, строй меняется!". В руках у него была газета с опубликованным законом "О кооперации в СССР" 1988 года.

Или все-таки раньше, когда "молодые учителя" (это – термин) сельской школы взбунтовались против общепринятой традиции воровать уголь на железнодорожной станции и выбили из районо топливо в соответствии с несоблюдаемым нигде официальным законодательством? И на собрании нас гневно клеймили как агентов "Солидарности". Именно так, страшным шепотом и в кавычках. Или когда я позорно дезертировал с педагогического фронта, осознав всю тщетность стратегии "малых дел", с помощью которой пытался скрыть сам от себя неизбежный коллаборационизм с чудищем "обло, озорно, стозевно и лаяй"? И сбежал из школы в тихий омут Художественного музея, где и начал воспринимать магическую силу изящного искусства, в которую непреложно верю до сих пор и к которой апеллирую, консультируя сотрудников галерей Анатолия Дымчука и Феликса Пустынина.

Безусловно, к концепции "Самоуправления" меня подталкивало одновременное чувство раздражения (со стороны консервативно-либеральной части моей идентичности) и восхищения (со стороны лево-радикальной части моей идентичности). Оба чувства относились к целому ряду событий: возникновению петербургской художественной группы "Война", серии одесских акций "Арт-рейдеров" (вдохновляемых Игорем Гусевым с 2008 года) и выставке "Украинское тело", дискуссии "Идея коммунизма" накануне движения "Оккупай" и акциям Pussy Riot…

Я задумывался о проблеме самоуправления, когда мы с сотрудниками Художественного музея мягко «продавливали» в обкоме Компартии право художников на открытую продажу своих произведений и когда априори становился коррупционером (с точки зрения художников), оказываясь причастным к распределению финансовых ресурсов.

Меня обрадовал сам факт проведения 1-й "Арсенале", первой "правильной" биеннале в Украине, с куратором мирового уровня и участниками – звездами мирового искусства (я даже стараюсь не представлять себе, насколько это было сложно для инициаторов и организаторов). Стоит ли уточнять, что эта "правильность" меня и разочаровала.

Впрочем, нужно закругляться – думаю, понятно, что отвечать на вопрос "с чего это вдруг" я могу бесконечно, как лирник из перформанса группы Р.Э.П.

Вероятно все же, зерно проекта "Самоуправление" неотделимо от конференции-выставки "(Ре)социализация искусства", прошедшей в Музее современного искусства Одессы (МСИО) в 2009 году. Идея этого проекта молодых немецких кураторов рифмовалась с основными тезисами доклада "Поруганный контекст" на киевской конференции 1995 года, в котором я страстно (и не очень успешно) призывал отечественное художественное сообщество преодолевать идиосинкразию по отношению к социально ангажированному искусству. И не ждать, пока искусство такого рода вернется к нам из-за рубежа уже в качестве "актуального тренда".

Но вот мы подошли и собственно к организатору "Самоуправления", к МСИО – институции, которая под руководством Семена Кантора уже в третий раз отваживается на проекты с амбициозным названием "Одесская биеннале современного искусства" и которая предложила мне с Мирославом Кульчицким выступить в роли сокураторов основного проекта III биеннале. На первую биеннале (2008) я откликнулся "взглядом постороннего" в статье "Одесская биеннале" и "Пустой тоннель" Игоря Гусева".

В 2010 году, после публикации крайне резкой критической статьи, МСИО прекратил всякое сотрудничество со мной. К 2011 году сотрудничество возобновилось (каждая из сторон осталась при своем мнении). Мы уже придумали несколько вариантов концепций для биеннального проекта, в том числе, "Наше мое" и "Маргинале - 2012". Но вынужденная смена музеем своей дислокации, вместе с рядом других факторов, заставили перенести III биеннале на 2013 год – год змеи. Возможно, этот факт актуализировал перманентную проблему уробороса и мотив "Самоуправления" стал определяющим. Ведь по старому доброму совету Дмитрия Писарева, в ситуации замкнутого круга возможен лишь один выход – прорываться одновременно в нескольких направлениях.

И в завершение считаю необходимым сделать два заявления:
1. Цей проект здійснюється за підтримки програми і³ Фонду Ріната Ахметова "Розвиток України". Висловлені тут думки не є офіційною позицією Фонду, а виражають бачення авторів проекту.
2. Тем не менее, сформулированный в call for proposals тезис об ограниченности бюджета и призыв к самоуправлению потенциальных участников, в том числе в вопросах финансирования, остается актуальным.

Warning: session_write_close(): Failed to write session data (user). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/tmp/sessions_php54) in /sata1/home/users/cca/www/old.korydor.in.ua/libraries/joomla/session/session.php on line 676