Иллюзия доступности

lizagerman "После праздников мы решили задаться вопросом – современная украинская культура движется вперед или топчется на месте?" – гласил анонс очередного выпуска "Политклуба Виталия Портникова", популярного политического ток-шоу на телеканале ТВі. Уже само ударение – сознательное, несознательное или подсознательное – на формате "праздничного выпуска" прибавило заявленной теме несколько обесценивающую окраску. И тем самым в очередной раз обнажило болезненность взаимоотношений отечественных СМИ и сферы культуры, в основе которых лежит откровенное непонимание первыми специфики второй и, как результат, упрощенная и уплощенная трактовка ее проявлений. Чего стоит хотя бы мигом разлетевшийся по новостным сайтам и ТВ-выпускам нелепый эпитет "Украинский Микеланджело", которым одарили скульптора Иоганна Пинзеля в преддверии выставки его работ в Лувре. Пока над подобными казусами охотно иронизирует профессиональное сообщество, широкая читательская (зрительская) аудитория, как и прежде, равнодушно пожимает плечами и перелистывает страницу (переключает канал).

О ложном употреблении отечественными медиа термина "культура" недавно метко написала Евгения Сарапина, приступая к анализу передачи "Гра в слова і не тільки" на том же ТВі. Мне же хотелось бы обратить внимание на более практичную сторону ситуации. А именно – на присущую многим медийщикам иллюзию доступности культурной проблематики и возможности построения разговора о ней без подготовки.

Показательным в этом плане оказался как раз постновогодний эфир "Политклуба". Первый и главный вопрос, с которого начал ведущий, звучал примерно как "Современна ли современная украинская культура?". Уже сама интонация такой постановки ставила участников разговора в определенную самооправдательную позицию, побуждая занять позицию адвокатов своей отрасли: адвокатов традиционного театра с нехваткой финансирования, адвокатов популярной музыки, которую не хотят вживую слушать в регионах, в конце концов, адвокатов Малевича, имя которого пытались по ходу дела привязать к проблеме духовности. Дискуссия с полуоборота в итоге не задалась, а многие выступления – сами по себе разумные и справедливые – не имели привязки как к общей канве разговора (впрочем, весьма призрачной), так и к репликам предыдущих спикеров, и свидетельствовали скорее о потребности профессионально выговориться, озвучить "наболевшее".

Примерно на середине эфира г-н Портников заметил, что разговор уже далеко отошел от первоначального вопроса, и тем самым озвучил, собственно, главный недостаток дискуссии – отсутствие компетентной модерации. В политических дебатах опытный журналист Портников, очевидно, имеет достаточное представление о позициях того или иного гостя, а значит способен контролировать развитие событий. В дискуссии же "о культуре" разговорные навыки и эффектный эпилог не смогли компенсировать поверхностного понимания темы, а элементарное незнание своих собеседников не позволило концептуально выстроить их общение. Довольно продолжительное эфирное время (2 часа) периодически прерывалось 7-8-минутными паузами на рекламу, во время которых, заваривая чай-кофе в оборудованной прямо в студии кухне, гости только и переходили в режим живого разговора. Модератор все перерывы коротал в стороне за айпадом.
 
Подобные примеры ноль-модерации не трудно отыскать и в редакционной политике многих печатных медиа.

В свое время мне было очень интересно попробовать свои силы именно в общественно-политическом издании – привлекали магия потенциальной численности аудитории и смутное наивное желание "сеять" среди этой аудитории "разумное, доброе, вечное" через обзоры выставок. Однако опыт написания уже первой рецензии в один довольно популярный печатный еженедельник заставил усомниться в том, "взойдет ли урожай". Количество сокращений и упрощений, внесенных редактором в мой текст, довольно существенно изменило его первичный вариант. И дело было не только в обилии сложносочиненных предложений, которыми я порой грешу. Правка текста не то чтобы поменяла его изначальные посыл и настроение, а попросту нивелировала их – мой "творческий" вклад в материал был сведен, фактически, к сжатому пресс-релизному описанию события и сочинению остроумных "цепляющих" подписей к иллюстрациям.

После этой публикации я попыталась внимательнее проследить за аналогичными изданиями, чтобы проанализировать их редакторскую политику в отношении материалов об искусстве. Так совпало, что первым в поле моего зрения оказался другой не менее популярный еженедельник со статьей о проекте, к организации которого я была определенным образом причастна. Статья была написана в легкой, живой, приятной манере – бодрая интонация автора и отборные иллюстрации с подписями (конечно же, остроумными). Смутило меня содержание, которое практически дословно повторяло пресс-релиз проекта, который я, так уж случилось, знала практически наизусть. Конечно, это не был чистой воды copy-paste, вся информация была изложена более-менее своими словами. Однако в ней не было ни одного нового факта, а, главное, не чувствовалось персонального отношения и индивидуального наблюдения самого автора, подписавшего текст своим именем.

Не это ли является главной задачей подобных материалов, расположенных между спортивными обзорами и заметками путешественников, – стимулировать читателей к "правильному" культурному времяпрепровождению? Проблема тут не в количестве выделяемых полос, а в подчеркнуто нейтральной, безликой позиции и принципиально выхолощенном способе подачи материалов о культурных событиях. Расхожий аргумент в защиту такой политики обычно апеллирует к неподготовленности "среднего читателя". Однако ориентированные на тех же читателей основные рубрики изданий, посвященные вопросам политики и экономики, написаны гораздо профессиональней и мало напоминают ликбезы для профанов.

В ходе все той же дискуссии на "Политклубе" Александр Ройтбурд заметил в ответ на реплику другого гостя, что не нужно путать культуру с духовностью, а духовность с религией. По аналогии с этим хотелось бы предложить журналистам постараться не путать культуру с культурной сферой, а культурную сферу с праздным досугом и развлечением. И тому и другому, очевидно, есть место в эфире и печати. Но бессмысленно подгонять содержание "культурного продукта" под мифический запрос аудитории. Культура сама способна эту аудиторию сформировать. И говорить о ее механизмах и внеположных ценностях наверняка можно научиться даже на "телевизионном" языке.

Warning: session_write_close(): Failed to write session data (user). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/tmp/sessions_php54) in /sata1/home/users/cca/www/old.korydor.in.ua/libraries/joomla/session/session.php on line 676